Анастасия Грачёва

Статья Г. Бирюкова освещает события, происходившие во время Первой мировой войны на Северо-Западном фронте Русской императорской армии осенью 1914 г. в период операции, известной под общим названием Августовское сражение, а также подробности явления русским воинам Пресвятой Богородицы в небе близ г. Мариамполь.

Актуальность данной темы не вызывает сомнения, поскольку близится 100-летняя годовщина начала Великой войны, как называли Первую мировую. Многие факты той войны недостаточно изучены, были сокрыты или искажены в сознании русского народа. В частности, в Калининградской области мало кто знает о явлениях Пречистой Девы во время боев осенью 1914 г. и об иконах, посвященных этому чуду. А недавний перенос одного из списков Августовской иконы Божией Матери из Кременско-Вознесенского монастыря Волгоградской обл. по городам Польши и Калининградской области всколыхнул интерес некоторых исследователей к истории ее написания.

Автор данной статьи акцентирует внимание на том, что для Августовской иконы нет единого общепринятого образа, как, например, для Казанской или Владимирской, и высказывает свои сомнения по поводу того, стоит ли почитать более остальных именно тот список, который был перенесен в Калининградскую область. Действительно, для примера можно привести почитание чудотворных списков святителя Николая. Есть Никола Мокрый, Никола Угрешский, Никола Зарайский. Для икон св. Николая тоже нет определенного общепринятого образа, как и для Августовской иконы Пресвятой Богородицы. Нет общепринятого списка и для иконы «Покров Пресвятой Богородицы» и для вмч. Георгия и т.д. Да и у Владимирской иконы Божьей матери есть множество почитаемых списков. Вот небольшой перечень: Волоколамская Владимирская (вклад Малюты Скуратова в Иосифо-Волоколамский монастырь, ныне в собрании Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва), Владимирская Селигерская икона (принесена на Селигер Нилом Столбенским в XVI в.), Псково-Печерская «Умиление» (1524), Заоникиевская (из Заоникеевского монастыря, 1588), Красногорская (Черногорская, 1603), Оранская (1634, Оранский Богородицкий монастырь). [1]

На данный момент в России есть всего несколько дореволюционных, как говорится в народе – намоленных, списков Августовской иконы, переживших гонения советского времени. Чудом является уже то, что этот список сохранился до наших дней! Недаром монахи называют его главной святыней Кременско-Вознесенского монастыря. Истории именно этого списка известный исследователь Андрей Фарберов посвятил целую главу своей книги «Заступничество Богородицы за русских воинов в Великую войну 1914 года». Он по несколько месяцев жил в этом монастыре и обошел все близлежащие станицы, по крупицам собирая сведения об иконе.

Важным в статье Г. Бирюкова является рассмотрение вопроса о происхождении названия иконы. При этом достаточно подробно изучен километраж от места чудесного явления до п. Чернышевского, г. Нестерова и г. Гусева, хотя это не имеет значения для исследования вопроса.

Автор кропотливо на конкретных примерах показывает, что в день чудесного явления русская армия не просто отступала в свои пределы, а бежала в панике и ужасе, в войсках был полный «разброд и шатание» настолько, что горячая пища и возможность переодеть белье становились причиной всеобщей радости.

Особое внимание в исследовании уделено описанию военных действий, которые проходили после явления Царицы Небесной. Требует уточнения информация о том, сколько же немецких корпусов противостояло двум русским армиям. Цитируем: «генерал Рузский твердо ответил, что перед его фронтом находятся 6-7 германских корпусов (их же было только два!) <…> Две русские армии готовятся обрушиться на… один германский корпус…». Далее автор указывает, что «Августов был взят после небольшого боя», а «русские армии понесли очень серьезные потери».

Вместе с тем в статье не уделяется внимания как шли сами боевые действия в ходе Августовской операции (начавшейся 26 сентября по н.ст). Чтобы разобраться в справедливости приведенных выше слов, необходимо обратиться к другим источникам, например, воспоминания участников боев, не приведенных в статье.

Полковник А. А. Егоров, командовавший тогда в чине поручика командой конных разведчиков 30-го Сибирского стрелкового полка так описывает события:

«…17 сентября 1914 года по старому стилю, в день Веры, Надежды и Любви, мне <…> пришлось стать причиной жестокого, возможно за всю войну единственного расстрела немецкой колонны нашей артиллерией. Он перешел затем в трехдневный бой полка с превосходящими силами противника… я часто думаю о том, что отнесись наша кавалерийская разведка халатнее к своему делу, а немецкая прояви большую заботливость и инициативу, и на месте разбитых оказались бы не немцы, а мы.

Наш полк, не допустивший занятия Августова [немцами], почти лишенного защиты и наполненного лишь обозами и тыловыми учреждениями, предотвратил величайший удар врага, который мог изменить весь ход операции на этом участке фронта».

Офицер Генерального Штаба Б. Н. Сергиевский вспоминал:

«…германцы бросили в южном направлении ряд колонн, которые должны были задержать русское наступление. Колонны эти, наступая, совершенно перемешались в лесах с русскими колоннами, из которых одни двигались с юга, а другие с востока. В результате получился «слоеный пирог», в котором каждой русской и германской части приходилось действовать вне связи друг с другом и со своим командованием». [2]

Очевидно, что бои в Августовских лесах были упорные и ожесточенные. Могли ли знать те простые солдаты, которые, помолившись и поборов страх, шли на верную смерть, о том, что со стратегической точки зрения им разумнее было бы умирать совсем на другом участке фронта? Умоляет ли это их подвиг? Конечно, нет. В своих воспоминаниях участники боев в Августовских лесах сентября 1914 года говорили о внезапности столкновений с противником, случайном избавлении от, казалось бы, неминуемой гибели и удивительной успешности своих отрядов, о Божией помощи в опасных положениях. [2] Эти аспекты представляются крайне важными в исследовании вопроса о божественном явлении Богородицы солдатам, а не их генералам.

Сообщение в России о победе под Августовым, безусловно, является результатом действий военной цензуры и тех лиц, в чьи задачи во время войны входит обеспечение граждан надежной информацией и духовно-патриотическое воспитание народа, который, идя в бой, должен верить в то, что может разбить врага. Как пишет генерал Данилов, наши армии в самом начале войны понесли серьезный моральный урон, что могло привести к убежденности некоторых в превосходстве противника и чувству неуверенности в своих силах [2], т.е. к деморализации войск.

Автор справедливо отмечает, что материал в газетной заметке «Чудо», опубликованной в издании «Биржевые ведомости», подан так, что у читателя невольно возникает мысль о пространственно-временной связи Августовской победы и предшествовавшего ему явления Божией Матери на небе русским воинам. [2] Однако вопрос происхождения названия иконы требует, на наш взгляд, некоторых уточнений.

Так, упомянув, что г. Мариамполь был оставлен врагу, автор статьи ничего не пишет о том, что этот город получил дурную славу в народе в эти тяжелые дни. Когда русская армия вернула г. Мариамполь, жители его были оклеветаны ложным доносчиком и шпионом и скорым на руку военным судом были признаны виновными в том, что «еврейское и польское население Мариамполя вело себя изменнически». Как пишет Вл. Короленко в своем труде «О мариампольской «измене»:

«Массовые явления обладают широтой и постоянством. С Гершановича обвинение распространилось на весь город. Из Мариамполя оно, как зараза разлилось на другие города и местечки, захватило все еврейское население…»

Это дело имело влияние на поток выселенцев из мест, охваченных войной, и на негативное отношение к ним населения и властей на новых местах. [3] Названия Куж и Мариамполь стали нарицательными и означали измену Родине. Справедливость восторжествовала только к 1916 г., когда дело о Мариампольской «измене» было пересмотрено в Главном Военном суде и «лучший человек города» Гершанович, а вместе с ним и все жители были оправданы.

Убеждать в таких условиях русский народ, что правильнее называть икону Мариампольской, в честь того места, где явилась Богородица, а не Августовской, в честь той победы, в которую верили люди, скорее всего, было делом бессмысленным. Этот аспект видится крайне важным в исследовании вопроса о закреплении в народе названия «Августовская Победа».

В данной работе уделяется значительное внимание интерпретации чудесного явления Богородицы воинским чинам обозов второго разряда в минуты страха. Автор в основном опирается на интерпретации, данные в первых публикациях об этом чуде. Однако приведем в этом контексте интерпретацию смысла явления иереем Евгением Павельчуком, настоятелем прихода Августовской иконы Богоматери в Белорусии:

«Божья Матерь показала через свое явление, что каким бы мир ни был грозным и страшным для нас, христиан, если мы с Богом, тогда нам не страшно ничего. И тогда мы одержим победу даже там, где мы вроде бы слабы, но с Богом мы можем обрести силу много большую». [4]

А также слова из решения Святейшего Синода от 31 марта 1916 года № 2536: «…и в нем наши воины видят знамение милости Божией. <…> воздав хвалу и благодарение Господу Богу, дивно промышляющему по молитвам Пречистой Своей Матери, о всех, обращающихся к Нему с усердною и искреннею молитвою, признает необходимым запечатлеть помянутое событие явления Божией Матери…»

Работа заслуживает общей положительной оценки, статья содержит ряд выводов, представляющих практический интерес, а также определенную ярко выраженную концепцию автора об исторических обстоятельствах, сопутствовавших чудесному явлению Пресвятой Богородицы русским воинам в 1914 г. Содержание статьи в целом логически взаимосвязано и подтверждено цитатами из авторитетных источников. Отмеченные недочеты работы не снижают ее уровня, их скорее можно считать пожеланиями к дальнейшей работе автора.

Литература:

[1] Интернет-ресурс «Википедия – свободная энциклопедия»

[2] Фаберов А. И., Заступничество Богородицы за русских воинов в Великую войну 1914 года. Москва, 2010. 3 изд.

[3] Короленко Вл., О мариампольской «измене», Петроград, 1917 г. (дореволюционное изд.)

[4] Периодическая телепередача «Iснасць», 2011

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru