В годы Первой мировой войны образы героев-священников были одними из центральных для общественно-политического дискурса. И связано это не только с достаточно сильными позициями Русской православной церкви, которая также стремилась продемонстрировать свое единение со сражающимся народов. Образы священников-героев стали неотъемлемой частью православного осмысления начавшейся войны как столкновения богоносного русского православного народа и безбожных немцев (Пахалюк К.А.).

 

О герое-священнике А. Турукаевском (со слов прапорщика Сироткина)

Когда в местечке Р. разгорелся бой, то о. Турукаевский явился туда. Мы были окружены немцами. Значительный отряд мог быть уничтожен, так как была значительная убыль в командном составе. Под шрапнельным и пулеметным огнем священник бросился и воскликнул: «У меня святой крест, идите за ним, за святой силой его». Солдаты бросились за священником. После я ему говорил: «Вы спасли людей, батюшка». Он весь заволновался: «Не я, сила креста святая».

В последний день я видел его в день отступления немцев. Весь день я пробыл в пулеметном блиндаже. Немцев мы не пустили, они успокоились, исчезли из нашего поля зрения. В 8 часов мой телефон перестал работать. Я послал его исправить, посланные не возвращались. Мы встревожились. В это время появился свящ. Турукаевский: «Вот я пришел к вас с Господним благословением» — «Батюшка, спуститесь вниз» — А вон кто идет», — сказал батюшка. – Я поднялся и увидел при свете молодого месяца (было около 9 часов) немцев, заходящих в тыл. «Батюшка, уйдите. Я открою пулеметный огонь, они будут отвечать, вы можете быть ранены». «Господи, да ведь мы одни». Я оглянулся. Нас было шесть пулеметчиков и батюшка. Отец Афанасий вынул крест, мы поцеловались с батюшкой. Я обратился к батюшке, что приближаются немцы, что ему лучше уйти. – «Господь не оставит вас». Батюшка исчез.

Огонь. Первая цепь немцев легла. Как мы вышли из этого, я не помню, потому что я действовал в беспамятстве. Пли цеплялись за одежду. Меня оживляли слова: «Господь вас не оставит». Когда мы вышли к своим, первый вопрос был, где батюшка. Этими словами я бы хотел положить венок на безвестного для вас и для нас, потому что он пропал без вести.

(Биржевые ведомости. Вечерник выпуск. 1915. 28 июня)

 

Духовенство на войне

В одном из общественных госпиталей Москвы находятся на излечении два раненых на театре войны полковых священника.

Один из них получил рану, когда шел впереди своего полка в одном из самых ожесточенных боев на германской границе.

Между прочим известный галицийский деятель о. Иоанн Илечко в настоящее время находится в действующей армии. С крестом в руке, убежденный борец за освобождение исстрадавшейся Червонной Руси, о. Илечко идет с одним нашим казачьи полком в бой, воодушевляя своим самоотверженным подвигом братьев Державной Руси. Добровольно вступил о. Иоанн на передовые позиции. Он идет по ним пред лицом смерти, как добрый пастырь, стремящийся принести свои пасомым Галиции освобождение, зарю желанной свободы.

В течение своей священнической деятельности о. Илечко около 10 раз сидел в австрийских тюрьмах за совершение таинств и треб, два раза его административно забирали в солдаты, не взирая на священнический сан. И наконец церковь его опечатали, приставив постоянную стражу

(Земщина. 1914. 23 сентября)

 Духовенство на войне

В числе раненных, доставленных в Москву, есть несколько священников. Из их рассказов видны те условия, в которых проходит жизнь нашего духовенства на передовых позициях.

Большинство священников совершают огромные переходы вместе со своими полками. Едут верхом на лошадях и очень редко в экипажах. Последние имеются главным образом у пехотных частей. В кавалерийских же частях священники совершают походы наравне с офицерами.

Во время боя духовенство находится обыкновенно при первом обозе, верстах в двух – в трех от места битвы. Страха перед бомбами никакого нет. Среди батюшек много мужественных людей.

Так, например, рассказывают про священника из одного гусарских полков. Этот батюшка дни и ночи проводит на передовых позициях, в разъездах, в ночных пикетажах, то и дело подвергается опасности быть обстрелянным и убитым.

Пользуются батюшки у солдат и офицеров необычайной любовью. Многие обращаются к ним за утешением, за духовной помощью. Находится много героев-священников, которые в трудную минуту сам примером  уставших бойцов.

Перед боем священники говорят кидались в бой и одушевляли своими проповедями: войска всегда рады этим теплым, сердечным речам.

- За Христа, за святую Русь помрем, — говорят они, и истово крестятся.

Многие из священников работают братьями милосердия при госпиталях и сплошь и рядом проводят дни и ночи у постели страждующих воинов.

Есть священники, которые наравне с санитарами уносят раненных с поля битвы под градом пуль и снарядов.

Перед офицером, перед каждым солдатом встает благостный, добрый, бесконечно любимый русский батюшка

(Земщина. 1914. — 26 сентября. С.4)

 

О подвигах священников на войне (из газеты «Вестник военного и морского духовенства»)

1915 №1. С. 12. «Священник учебного судна Балтийского флота «Двина», о Стефан Ильинский, не только жертвует из своих личных средств на больных и раненых воинов, но, с разрешения командира судна, производит за каждым богослужением установленный Святейшим Синодом церковный сбор, несмотря на то, что до сего времени никаких сборов с команд военных судов не производилось».

1915 №1. С.19-20. О полковом священнике 5-го Финляндского стрелкового полка о. Михаиле Семенове. «27-го августа в бою при дер. Н о. Михаил в епитрахили и имея на груди дароносицу со С. Дарами, все время находился на передовых позициях под жестким шрапнельным и ружейным огнем. Здесь он лично перевязывал раненых, отправляя их затем на перевязочный пункт, спокойно напутствовал и причащал тяжелораненых. По окончании боя о. Михаил ночью совершил погребение здесь же на передовых позициях убитых  в бою.

17-го сентября в бою у г. О. о. Михаил был контужен, но несмотря на это лично вынес из-под огня тяжело раненого и восставил его на перевязочный пункт, где причастил всех раненых, напутствовал умирающих и похоронил убитых.

18-го сентября, в 12 час. дня противник стал сильно теснить левый фланг всего боевого расположения; в час дня батальон одного из полков, расположившийся на крайней левой позиции, не выдержал жесткого шрапнельного огня противника и стал поспешно оставлять позиции, грозя увлечь за собою примыкающие к нему части. Видя серьезность создавшегося положения, о. Михаил не обращая внимания на непрерывный огонь, одев епитрахиль. Бросился вперед и остановил  часть отступающих».

 

1915. №1. С. 31.

Солдаты о священниках: «Раньше, бывало, священник с обозом, а теперь вместе с полком. Когда начинается бой, священник, благословив полк, отходит назад и тут же, на поле сражения, принимает напутствовать первых тяжело раненых, очень часто помогая санитарам и врачебному персоналу поднять, поддержать и перенести их».

 

Там же С. 32.

Об о. Иоанне Терлицком «В одном из боев… в критический момент, когда счастье, казалось, начинало изменять нам, о. Иоанн, с крестом в руках, появился в линии огня, и среди рвущихся шрапнелей, трескотни пулеметов и свиста пуль успел настолько воодушевить находившиеся на позиции части трех полков, что последние, уже было отчаявшиеся в успехе боя, ободрились, перешли в наступление и удержали за собою занятые важные позиции…. За свою деятельность… о. Иоанн представлен к кресту на Георгиевской ленте и еще к другой награде».

 

1915 №2. С. 55.

Священник А. Гарбацевич: « 15 августа, пятница. Успение Пр. Богородицы. Вчера по случаю наступающего праздника в 5 часов вечера отслужено всенощное бдение. Служба шла на открытом месте, был поставлен полуоткрытый шатер и все место украшено зеленью. Церковная служба доставила всем искреннее удовольствие и отраду, молились с большим усердием, клали поклоны, ставили свечи». Впоследствии он попла в плен (1915. № 9. С. 267. В г. Иозефштадт, Богемия)

 

1915 №3. С. 67.

Священник 7-го драгунского полка о. Александр Вишняков:

«1 . Во время боев на р. Сан, когда полк находился в резерве первой боевой линии, он посещал окопы пехоты и артиллерийские, подвергая жизнь свою опасности, где добрым словом и свои присутствием воодушевлял защитников окопов, нижних чинов, оставшихся без офицеров.

2. Во время авангардного боя 25 октября 1914 г. у д. Братковице, занятой австрийцами, по личному своему почину о. Александр Вишняков отправился в эту деревню с эскадроном, которому было приказано выбить австрийцев. Своим присутствием он воодушевлял нижних чинов, которые, не останавливаясь ни перед чем, быстро обратили противника в бегство».

 

1915. № 10. С. 307-308.

Благочинный священник 7-го Финляндского стрелкового полка Сергей Соколовский 1 марта ранен ружейной пулей в бедро.  В течение 7 месяцев войны он проявлял бесстрашие во время боя, находился в самых опасных местах, так что даже офицеры изумлялись: «как это только Господь милует нашего батюшку». Утром 1 марта немцы перешли в наступление. Узнав об этом, священник собрал санитаров и повел их к месту боя. «Для того, чтобы ему были виднее падающие жертвы неприятельского ружейного огня, слышнее бы был ободряющий стрелков его голос и его распоряжения по выноске раненых, он стал на совершенно открытом месте – на корень спиленного дерева». Когда один из офицеров был убит, священник бросился выносить тело с поля боя и был ранен. Наскоро перевязанный, он отказался от носилок ради других бойцов.  За подвиги он был представлен командиром полка к ордену Св. Георгия 4-й ст.

 

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru