Константин Пахалюк

1-я мировая война особенно актуальна сейчас, особенно ввиду близящегося столетнего юбилея. В рамках этой статьи хотело бы коснуться такого узкого, но важного вопроса как осмысление причин и целей войны в общественном дискурсе в Российской Империи на основе анализа популярных изданий, вышедших с августа по декабрь 1914 г.

Основным источником для объяснения причин и целей стали царские Манифесты по случаю войны с Германией (2 августа по н. ст.) и Австро-Венгрией (8 августа). В первом из них говорилось о нашей обязанности заступиться за Сербию, однако это вряд ли могло бы стать действительной причиной для массового героизма, а потому указывалось, что «ныне предстоит… оградить честь, достоинство, целость России и положение ее среди Великих Держав». Таким образом, царский манифест предопределил два направления оправдания войны: общеславянские интересы  и безопасность России. Эти темы были продолжены в следующем Манифесте, тон которого стал более вызывающим: начавшаяся война интерпретировалась в рамках противостояния славянства и германизма. Развитие этих мыслей проявилось в многочисленной литературе.

Во-первых, в рамках общеславянской идеи говорилось о сверхцели – освобождении славянства от германской агрессии и влияния. Здесь апеллировалось как к общим понятиям («чаша терпения переполнилась», «попранная справедливость»), так и к более конкретным (унижение Сербии). К этой идее примыкала и такая цель, как единая и целая Россия: аннексия славянских территорий Австро-Венгрии. Во-вторых, война представлялась в качестве оборонительной, с целью защитить страну от агрессии. И не только от врага внешнего, но и внутреннего (пресловутое немецкое засилье).

Комплекс целей, связанных со славянским единством (и формирующий сверхцель), был воспринят в кругу интеллигенции и мещанства, но оказался мало понятым в широких народных массах[1]. Чего нельзя сказать по поводу второго направления — обороны от агрессора, что стало основой для массового героизма[2]. В какой-то степени само общество выстраивало для себя смысл войны, самостоятельно легитимируя ее в своих глазах. Однако изначально видно: власть и народ во многом говорили на разных языках, оставаясь друг другом часто не понятыми. Так, деятель культуры Н.Н. Врангель считал: «Защищая благородно, но утопически положение Балканской Сербии и играя все время на чувствах славянства, мы может стать в весьма скверное положение. Не говоря о том, что защита балканский государств – мысль неблагодарная и существование этого «нароста» среди Европы, в сущности, не имеет raison d’etre»[3].

Касательно народа писал в мемуарах А.А. Брусилов:

«Даже после объявления войны прибывшие из внутренних областей России пополнения

генерал А.А. Брусилов

совершенно не понимали, какая это война свалилась им на голову. Сколько раз я спрашивал в окопах, из-за чего мы воем, и всегда неизбежно получал ответ, что какой-то там эрц-герц-перц с женой были кем-то убиты, а потому австрияки хотели обидеть сербов. Но кто же такие сербы – не знал почти никто, что такое славяне – было также темно, а почему немцы из-за Сербии вздумали воевать – было совершенно неизвестно»[4].

Впрочем, на последнее пропаганда и не давала никакого внятного ответа. Учитывая высокий моральный дух в 1914 г., вряд ли стоит говорить, что пропаганда была неэффективной, к тому же у идей славянства были, скорее всего, более образованные адресаты из числа интеллигенции и мещан, которые их активно поддерживали. Хотя, безусловно, сделать эту войну народной в итоге и не удалось. Показательно, что даже после событий февраля 1917 г., когда идеи демократии и революции стали популярными, они оказывались непонятыми массами. По этому поводу в мемуарах пишет генерал В.И. Гурко:

«Когда я появился перед фронтом… полка, то заметил в строю множество знамен и плакатов с лозунгами… В самой середине оркестра торчал большой красный флаг с белой надписью: «Да здравствует демократическая республика»…. Закончив смотр всех рот полка, я возвратился на правый фланг и, повернувшись к оркестранту, державшему флаг, попросил его объяснить, что означают слова «демократическая республика». Ничего вразумительного он ответить не смог. Тогда я обратился ко всему оркестру и спросил, может ли кто-нибудь из них ответить на поставленный вопрос. Не получил ответа и от них, я обратился с тем же вопросом к солдатам выстроенной рядом команды разведчиков. Ответил мне стоявший в одно из задних рядов унтер-офицер бравого и довольно интеллигентного вида. Сказал он буквально следующее: «Это то самое, что дала нам революция и все свободы». Тогда я обратился к остальным и поинтересовался, нет ли у кого-нибудь из них возражений против подобного объяснения. Ответа снова не было»[5].

Этот эпизод прекрасно показывает: чтобы сражаться за «что-то» русскому солдату не обязательно это «что-то» понимать. Сомнительно, что коли идеи революции и демократической республики, носившиеся в воздухе, оказались не поняты, то были бы осознаны идеи еще более далекого и абстрактного славянства. Народ умел чувствовать, а не осмыслять. С другой стороны хотелось бы опровергнуть некоторых исследователей, утверждающих, что литература того времени не давала конкретных целей войны. Уже в 1914 г. появились первые издания, достаточно конкретно формулирующие их и почти полностью совпадающие с известным меморандумом министра иностранных дел С.Д. Сазонова[6].

единство союзников

Вообще, перед правительством стояла действительно сложная, практически невыполнимая задача идеологического обеспечения войны, с которой удалось справиться относительно успешно. Любую войну, которая является по сути либо захватнической, либо не имеет признаков освободительной (коими являлись Отечественная 1812 г. или Великая Отечественная 1941-45 гг.) обосновать сложно, особенно когда воевать должен сам народ, а не профессиональные армии[7]. Для этого необходимо ему объяснить, за что именно нужно гибнуть. Применительно к России, когда народные массы (в первую очередь крестьяне) привыкли жить в собственном узком мире, захватнические идеи вряд ли могли встретить настолько широкий отклик, чтобы заставить широкие слои идти жертвовать собою во имя новых земель (которые все равно достанутся «боярам»). Объяснять международным положением (или тем более идеалом славянства) необходимость умереть человеку, который вряд ли выезжал за пределы своей губернии, также глупо. Необходимо искать что-либо близкое душе и сердце, и в этом плане простые патриотические лозунги, вперемешку с идеями борьбы за правду, веру, за царя, защититься от захватчиков были действенны[8]. Если в наше время выражение «война за мир» может показаться странным, а некоторые вспомнят еще и поговорку «воевать за мир все — равно что пить за здоровье», то в начале августа 1914 г. это не только не вызывало вопросов (по крайней мере, у большей части общества), но представляло суть и объяснение всего происходящего.

Однако вскоре этот голый энтузиазм прошел, а за ним не осталось ничего, что могло бы по-прежнему заставлять гибнуть, особенно когда враг еще далеко от твоего собственного дома. В этих случаях заставляет сражаться простое чувство долга, законопослушность, может даже, некая привычка, однако, как показали события, все это достаточно хрупко, особенно в революционный период, чтобы поддерживать боевой дух.

__________________________

Тезисы доклада, представленного на конференции, проходившей в апреле 2009 года. (Опубликованы: Освещение целей и причин Первой мировой войны в русской печати 1914 г. // Студенческая молодежь Подмосковья и общественные науки: сборник материалов. Коломна: МГОСГИ, 2011. — С. 33 — 36.).



[1] Сенявская Е.С. Противники России в войнах XX века. М., 2006. 65 – 66.

[2] См.: Война и общество в XX веке. М., 2008. Кн. 1. С. 125 — 130

[3] Врангель Н.Н. Указ. соч. С. 34-35

[4] Брусилов А.А. Мои воспоминания. М., 2002.

[5] Гурко В.И. Война и революция в России. М., 2007. С. 352- 353.

[6] См.: За что воюет Россия? М., 1914; Великая война. Что должен знать о ней каждый русский? Пг., 1914

[7] См. подробнее о концепции вооруженного народа: Головин Н.Н. Военные усилия России в первой мировой войне. М, 2005; Лиддел Гарт Б. Правда о первой мировой войне. М., 2009.

[8] Сенявская Е.С. Указ. соч. С. 66

 

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru