Пахалюк Константин

князь Олег Константинович

князь Олег Константинович

Отцом кн. Олега был вл.кн. Константин Константинович, один из наиболее талантливых представителей династии Романовых, являвшийся председателем Императорской Академии наук, директором всех учебных кадетских заведений, а также известным поэтом под псевдонимом К.Р. Среди всех детей кн. Олег был пятым (и самым любимым) сыном, как и отец увлекавшимся литературой и музыкой. Окончив Полоцкий кадетский корпус, князь Олег решился на то, чтобы дальше пойти по гражданской стезе. Действительно смелый поступок, ибо он первым из всей семьи Романовых сменил офицерский мундир на гражданский костюм. В 1910 году Олег Константинович поступил в Царскосельский лицей.

Несмотря на равнодушие к военной службе, кн. Олег не мог остаться равнодушным к защите России, когда этого потребовали события 1914 года. Вместе со своими братьями князьями Гавриилом и Игорем он с первых дней оказался в лейб-гвардии Гусарском полку, который входил в состав конного отряда Хана Нахичеванского, действовавшего на крайнем правом фланге 1-й русской армии. Война для кн. Олега началась уже 16 августа, когда конница перешла границу Восточной Пруссии.

Батарея на позициях герои первой мировойПервоначально он служил в штабе полка, что его, по-видимому, не устраивало: по-юношески хотелось участвовать в горячих сражениях, рисковать жизнью, с оружием в руках ходить на врага. Вольноопределяющийся лейб-гвардии Конной артиллерии Г.А. Римский-Корсаков позднее вспоминал свою встречу с кн. Олегом у штаба Нахичеванского вечером 19 (6) августа, после окончания Каушенского боя: «Немного в стороне от штабных ходил совсем юный офицерик-гусар. Он размахивал стеком, как бы дирижируя. Иногда сбивал головки высо­кой травы и, казалось, что-то шептал про себя или декламировал. Он совсем не обращал внимания на происходившее рядом. Нахичеванский повысил голос и, повернувшись к этому офицеру, сказал: «А это мы поручим князю Олегу. Ваше высочество…» Тот, услышав свое имя, как бы вдруг пришел в себя, подошел и взглянул на командира отсутствующими глазами. Тот что-то сказал ему. Олег козырнул и отошел к вес­товым, держащим лошадей <…> Это был сын великого князя Константина Константиновича, поэта К.Р. Говорили, что Олег был тоже поэт. Юноша немного экзальтирован­ный и как бы не от мира сего».

Настойчивые просьбы августейшего корнета в итоге были удовлетворены в сентябре, когда 1-я русская армия, дошедшая до р. Деймы и крепости Летцен, отступала из Восточной Пруссии, а лейб-гвардии Гусарский полк сражался на левом фланге, отражая атаки обходной группы противника. Кн. Олега перевели во 2-й эскадрон, где ему пришлось по-настоящему почувствовать фронтовой быт. Как указывал его брат кн. Гавриил: «…несмотря на всю добросовестность и старание, он службы еще не знал»[1]. Однако это не мешало ему верой и правдой служить, перенося тяжести положения боевого офицера. В одном из писем домой он писал:

«Недавно я ходил в том же белье 14 дней. Обоз был далеко и все офицеры остались без белья, без кухни, без ничего. Варили гусей чуть не сами. Я сам зарезал однажды на собрание двадцать кур. Это, может быть, противно и гадко, но иначе мы были бы голодны. Никогда в жизни не было у нас такого желания есть, как теперь»[2].

Анализ сохранившихся источников позволяет сделать вывод, что князь если и не был настоящим военным, то являлся истинным патриотом и глубоко религиозным человеком, с горячим юношеским сердцем, далеким от петербургского снобизма.

около убитого хозяинаВ конце сентября русские войска, оправившись от поражения, вытеснили немцев со своей территории в ходе Первой августовской операции и приблизились к границе. Именно во время этих событий кн. Олег в письме домой писал:

«Мы живем только надеждой, что на нашем фронте немцы скоро побегут, — тогда дело подойдет к концу. Так хочется их разбить и со спокойной совестью вернуться к Вам».

В начале октября тяжелые бои развернулись около г. Ширвиндта, когда 3-й корпус пытался обойти левый немецкий фланг. 5 октября наши войска ворвались в Ширвиндт. Среди них был князь Олег. 10 октября недалеко от д. Шарвинишки боковые дозоры обнаружили вражеский разъезд и обстреляли его. Немцы кинулись на юг и наткнулись на наш авангард. Кн. Олег, завидев противника, во главе своего взвода бросился в преследование. Немцы отскочили назад, но тут им преградил дорогу шедший с боковой заставой корнет Безобразов. Сильнейший огонь положил половину германцев, остальные подняли руки. Однако когда кн. Олег подъехал к противнику вплотную, один из раненых всадников выхватил карабин и выстелил в него[3].

Рана оказалась тяжелая: пуля пробила толстую кишку. К тому времени, как его доставили в госпиталь Вильно, заражение пошло по всему организму. После операции князь чувствовал себя хорошо. Генерал В.А. Адамович в письме к вл.кн. Константину Константиновичу написал, что после того, как он поздравил кн. Олега с первой пролитой кровью, «его высочество перекрестился и сказал спокойно: «Я так счастлив, так счастлив! Это нужно было. Это поддержит дух». Однако неожиданно состояние князя стало ухудшаться. К сожалению, общего заражения избежать не удалось. В последние часы перед смертью он продолжал на вопросы о самочувствии слабеющим голосом отвечать: «- Чувствую себя великолепно», затем впал в бред, что-то кричал, чтобы ловили лошадь или шли на врага. Уже под вечер в госпиталь прибыл его отец, на руках которого князь и скончался. В день смерти он был награжден орденом св. Георгия 4-й степени. Кн. Олег стал единственным членом Дома Романовых, погибшим на фронте Первой мировой войны.


[1] См.: Великий князь Гавриил Константинович. В Мраморном дворце. М., 2001. С. 242.

[2] Там же С. 244

[3] Гоштовт Г. Кирасиры Его Величества в Великую войну. Париж, 1936. С. 142 — 143. Стоит отметить, что бои у Ширвиндта окончились через несколько дней неудачей русских войск, которые несмотря на пополнения, попали в уготовленную немцами ловушку и понести тяжелые потери.

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru