герои первой мировой Орлау

Константин Пахалюк

Не стоит и говорить, что в начале двадцатых чисел августа 2-я русская армия генерала А.В. Самсонова развивала наступление на юге Восточной Пруссии в тяжелейших условиях. Не сработанный штаб, надерганный из офицеров разных округов, неблагоприятные природные условия, постоянные марши без дневок, нетерпеливость штаба фронта, которого не устраивал развитый темп – все это не лучшим образом отразилось на боеспособности вверенных генералу А.В. Самсонову войск. Вместе с тем положение противника было еще хуже. Германцы не ожидали, что русские так скоро разовьют здесь наступление. К тому же 1-я русская армия генерала П.К. фон Ренненкампфа успела им нанести поражение в Гумбинненском сражении (20 августа). Восьмая немецкая армия генерала М. фон Притвица отступала, ее же штаб уже был склонен к решению оставить провинцию, т.к. войска А.В. Самсонова своим движением на север грозили им отрезать отход за Вислу. На юге в качестве заслона находился усиленный 20-й корпус генерала Ф. Шольца. 23 августа против него появился 15-й армейский корпус генерала Н.Н. Мартоса, который атаковал укрепленные вражеские позиции у дд. Орлау и Франкенау, занятые силами 1,5 дивизий.

мартос герои первой мировой

генерал Н.Н. Мартос

В отличие от немцев русские части к столкновению не были готовы и не ожидали встретить сопротивление противника. С самого утра бои завязались на фронте 6-й пехотой дивизии генерала Ф.И. Торклуса, которая обстреляла части 70-й ландверной бригады. Огонь был настолько эффективным, что германцы под впечатлением от произведенного обстрела стали отступать. Соседняя 8-я русская дивизия генерала Е.Э. Фитингофа, переходя в штыковые атаки, откинула противника (37-ю пехотную дивизию генерала Штаабса) за р. Алле. Только подтянутые под вечер резервы, неся тяжелейшие потери от русского огня, смогли заново ворваться в Орлау, охватив оба фланга 1-й бригады полковника Новицкого. Создалось угрожающее положение. Так, дрогнули части 29-го Черниговского пехотного полка. Однако увидев это, его командир полковник А.П. Алексеев вместе со знаменной ротой бросился в контратаку (в ходе которой погиб). Одновременно во фланг наступавшему здесь батальону 151-го германского полка (вместе с несколькими ротами егерей) ударил отряд капитана Цимпакова, состоящий всего из 3,5 рот, который не только остановил продвижение противника, но и взял 80 пленных. Достойно проявили себя и обозники, оружейному мастеру 29-го полка Берникову удалось собрать сводный отряд, который двинулся на врага. Эти героические атаки, поддержанные артиллерийским огнем 1-го дивизиона 8-й артиллерийской бригады, остановили продвижение германцев. Но положение бригады было тяжелым, некоторые части даже начали отступать, и только личное вмешательство командира корпуса генерала Н.Н. Мартоса заставило их вернуться на боевые позиции. Кроме того, пытаясь внести дезорганизацию, немцы послали в штаб 15-го корпуса донесения якобы из соседней 2-й пехотной дивизии о ее отступлении. Безграмотность радиограммы

алексеев орлау

полковник А.П. Алексеев

заставила генерала Н.Н. Мартоса усомниться в ее верности, а  на проверку оказалось, что ни одна радиостанция это сообщение не передавала. Из этого командир корпуса сделал вывод, что противник старается либо подтянуть резервы, либо беспрепятственно отступить, а потому назначил на следующий день переход в атаку.

Н.Н. Мартос не обманулся, военное чутье его не подвело. Действительно, Ф. фон Шольц приказал отступить, т.к. во фланг ему стал выходить соседний русский 13-й корпус, а из штаба армии пришло сообщение, что другие части быстро подоспеть не сумеют. Однако оторваться от противника не получилось. На следующее утро наша артиллерия открыла огонь, и многим частям противника пришлось отступать в беспорядке. А 24-й Симбирский пехотный полк ворвался в деревню Франкенау и захватил 2 орудия и 2 пулемета. Как писал потом генерал Н.Н. Мартос: «Немцы видимо не ожидали удара и после упорного сопротивления в укреплениях стали в беспорядке из них отступать, бросая раненых. Все поле сражения было покрыто трупами убитых людей и лошадей, предметами снаряжения, ружьями, брошенными повозками, среди которых было несколько попорченных автомобилей». Потери противника составили до 4000 человек (в том числе около 1000 убитых), Н.Н. Мартос же потерял более 2 500 убитыми и ранеными.

Этот бой стал вторым успехом русских армий в Восточной Пруссии. Откинув части 20-го немецкого корпуса к северу, 2-я армия открыла себе путь вперед. К сожалению, дальнейшие ошибки и неумение командования армии видеть обстановку не позволили развить одержанный успех.

Литература:

Вацетис И. Боевые действия в Восточной Пруссии в июле, августе и в начале сентября 1914 г. М., 1923

Головин Н.Н. Из истории кампании 1914 г. на русском фронте. Наши операции в Восточной Пруссии. Прага, 1926.

Лихотворик А. Восточно-прусская операция.

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru