Константин Пахалюк

В конце августа 1-я русская армия генерала П.К. фон Ренненкампфа остановила движение в сторону Кенигсберга. В это время на юге Восточной Пруссии германцы разгромили 2-ю русскую армию и стали сосредотачивать силы против войск Ренненкампфа. Они планировали атаковать левый фланг, а потому пытались ввести русское командование в заблуждение. Так, Главный резерв Кенигсберга (до пяти ландверных полков вместе с легкой и тяжелой артиллерией) предпринял демонстративное наступление на фронте 27-й пехотной дивизии генерала К.М. Адариди.

В районе Кляйн Шенау в первой линии располагались части 108-го Саратовского (полковник О.О. Струсевич) и 106-го Уфимского (полковник К.П. Отрыганьев) полков под общим командованием генерала А.Е. Беймельбурга на достаточно широком для них фронте в 3 км. Еще 31 августа (по новому стилю) из района севернее Швенау была оттеснена гвардейская кавалерия, которая отошла к Фридланду. В связи с этим 27-ю дивизию усилили двумя батальонами 99-го Юрьевского полка.

На следующий день 1 сентября немцы выбили из Швенау батальон саратовцев, а затем их тяжелая артиллерия обстреляла Кл. Шенау. Однако в ответ наш 1-й дивизион 27-й артбригады полковника А.М. Ильясевича открыл огонь по обнаруженной у Швенау колонне противника, которая благодаря меткости артиллеристов была рассеяна[1]. Противник потом еще раз пытался перейти в атаку, но был остановлен. Здесь отличился подпоручик Фуссган из цепей 106-го полка, который вел корректировку огня.

2-е сентября началось с обстрела немецкой легкой и тяжелой артиллерии, а затем продолжилось бесплодными атаками против левого фланга. Бесплодными — ибо германцы разворачивались так далеко от русских позиций, что солдаты 27-й дивизии фактически не приняли участия в отражении атаки: последнее за них сделала наша доблестная артиллерия. Сначала 1-й дивизион вел огонь по окапывающему противнику у д. Швенау, затем остановил две вражеские колонны (от Зоммерфелде и  Лизетенфельде), которые несколько раз пытались атаковать. Меткость огня оценило и начальство. Так, в 11.30 утра от А.Е. Беймельбурга поступило сообщение:

«Противника сильно поражаешь нашей артиллерией. Снаряды ложатся отлично»[2].

Уже за полдень русская артиллерия заставила замолчать обнаруженную вражескую батарею (хотя та в свою очередь на время смогла нарушить связь между батареями русского дивизиона). В 14.15. огонь был приостановлен, чтобы рота саратовцев смогла взять брошенные орудия, но, к сожалению, ее остановили ружейным огнем. Примерно в это же время на поле боя появилась германская кавалерия, но несколько залпов заставили ее ретироваться. К 16.00. германцы окончательно отказались от идеи атаковать и отступили. Теперь Беймельбург приказал открыть огонь по тяжелой вражеской батарее, которая вскоре замолчала. Были попытки организовать преследование, однако соседняя бригада из 40-й дивизии отказалась содействовать ввиду отсутствия соответствующего приказа. Так что взять никаких трофейных пушек не получилось, разве что два задних хода зарядных ящиков 82-го легкого артиллерийского полка[3]. За два дня было выпущено 5000 снарядов. Наши же потери: убито 32 человека, ранено 16, без вести пропало 30. По словам немецкого пленного медика, через его руки прошло в эти дни 300 пехотинцев.


[1] РГВИА Ф. 2357 Оп. 1. Д. 498 Л. 40 об

[2]РГВИА Ф. 2357 Оп.1. Д. 521 Л. 46 об

[3] РГВИА Ф. 2357 Оп. 1. Д. 498. Л. 43 об

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru