Константин Пахалюк

Осенью 1914 центр тяжести на востоке сместился в Русскую Польшу и Галицию, а потому  на восточно-прусском фронте остались второстепенные силы. Находившаяся здесь 10-я армия генерала Ф.В. Сиверса вела затяжное фронтальное наступление, пытаясь прогрызть оборону противника. Так, в конце октября на фронте 27-й пехотной дивизии шли малоудачные бои у Копсодзе. Однако 6 ноября немцы решили отойти с Вержболовской позиции вглубь провинции, а потому на следующий день русское командование отдало приказ начать наступление, которое являлось вспомогательным ударом для обеспечения генерального наступления под Лодзью.

Ранним утром 7 ноября 1914 года (по новому стилю) части 27-й дивизии генерала К.М. Адариди перешли границу. Центральный 106-й Уфимский полк полковника К.П. Отрыганьева занял Герритен. Немцы сразу же открыли огонь, однако он пришелся по обозу, который по приказу командира полка укрылся в лощине. Основные же силы (при поддержке двух батарей) двинулись дальше на Гавенен, где наткнулись на врага и вступили в бой. Одновременно левофланговый 108-й Саратовский полк полковника В.Е. Белолипецкого у Киссельна столкнулся с бригадой конницы. Примерно в то же самое время против правого фланга была замечена вражеская колонна силой в полк, которую штаб дивизии решил атаковать, приказав 1-й батарее 27-й артбригады обстрелять ее. Командование было убеждено, что против дивизии нет крупный сил, а конница прикрывает общий отход[1].

Однако вскоре выяснилось, что силы противника явно преуменьшены. На самом деле против левого фланга русских располагались 1-я кавалерийская дивизия. «Замеченной колонной» были части усиленной 9-й ландверной бригады и ландверной дивизии Кенигсберга, а против Отрыганьева находилась 1-я резервная дивизия, которая неожиданно бросилась вперед и взяла Герритен, тем самым вклинившись в центр русского наступления. Одновременно германцы повели атаку и против нашего правого фланга 105-го Оренбургского полка. Несмотря на искусное командование со стороны его командира полковника Рейхнера, его части вскоре были вынуждены податься назад, а начальнику дивизии пришлось спешно задействовать резервы. Также для ликвидации прорыва в центре К.М. Адариди бросил два батальона 107-го полка. Кроме того, в соседнюю бригаду Яновского (25-я дивизия) было послано сообщение с просьбой о содействии. К сожалению, эти части отстали, вели  разрозненные бои (так, ближайший 291-й полк находился у д. Дееден) и оказать помощи так и не сумели.

В 13.30 немцы снова повели атаку на наш правый фланг и стали теснить оренбургский полк. Только последние дивизионные резервы, подоспевшая артиллерия и штыковые атаки заставили противника остановиться. В итоге в 14.00. дивизия растянулась в одну тонкую линию на фронте 10 км. Однако и сам противник выдохся.

В центре К.П. Отрыганьев продолжал вести упорный бой (за который будет награжден Георгиевским оружием). На левом фланге героями выглядели и саратовцы. Упорно сражался 1-й батальон подполковника Савинова, который перешел в наступление и переправился через р. Писсу, однако вскоре порыв затих. Отличился в этом бою и казачий сотник Унгерн-Штернберг, который весь день наблюдал штаб немецкого отряда у Милюнена. Во второй половине дня он донес о попытке врага направить резервы, чтобы вклиниться в промежуток между батальонами в центре, благодаря чему германцев здесь вскоре ждал 2-й батальон с пулеметами. Примерно в 17.00. Унгерн-Штернберг передал, что немцы речкой пытаются прорваться к нашим батареям, у которых к тому времени находилось лишь 5 нижних чинов и 5 офицеров под общим командованием полковника Белоногова. Несмотря на грозящую опасность они продолжали отстреливаться до последнего, и плен казался неминуемым, как в последнюю минуту сюда  прибыла направленная командиром полка 15-я рота, которую поддержали атакой по собственному почину роты штабс-капитанов Александровича и Королева.

Решающие же события произошли в пятом часу на правом фланге, где противник возобновил атаки, сбив подразделения 105-го и 98-го полков. Тогда же штаб дивизии получил сообщение об отходе частей Яновского, а потому пришлось отходить на прежнюю позицию у д. Новиники.

Потери были большими. К примеру, согласно донесению командира, 105-й полк потерял до 75% офицеров и нижних чинов[2] (всего в его составе остались 21 офицер и 496 нижних чинов[3]). Потери у Отрыганьева составили 373 убитыми, 142  ранеными и 363 пропавшими без вести (на начало боя полк насчитывал около 3000 человек)[4]. Отход дивизии к д. Новиники, предпринятый генералом К.М. Адариди под воздействием тяжелой обстановки, спровоцировал его отстранение от командования (а затем и отставку). Причем командир корпуса Н.А. Епанчин утверждал, что начальник дивизии просто бежал с поля боя. Дальнейшее судебное разбирательство постановило, что К.М. Адариди не оставлял своих частей в тяжелый момент боя, и не нашло в его действиях какой-либо вины.

Однако положение немцев было не лучше. Сразу же после боя с фронта сняли 1-ю резервную дивизию, а потому 9 ноября корпус начал планомерный отход. Уже 13 ноября Герритен снова оказался в руках русских[5].

Ныне же единственным напоминанием о том бое является братская могила, где упокоено 601 русских и 196 немецких воинов. В 2002 г. на собственные средства местный священник о. Георгий (Бирюков) здесь установил памятный крест.


[1] РГВИА. Ф. 2357 Оп. 1. Д. 498. Л. 106

[2] РГВИА Ф. 2357 Оп.1. Д. 521 Л. 17 об

[3] РГВИА Ф 2357 Оп. 1. Д. 498. Л. 115

[4] РГВИА Ф. 2357 Оп.1. Д. 521. Л. 88.

[5] РГВИА Ф 2357 Оп. 1. Д. 498 Л. 117

google.com bobrdobr.ru del.icio.us technorati.com linkstore.ru news2.ru rumarkz.ru memori.ru moemesto.ru